1

Заветные мечты

 

Когда Александру Большакову спрашивают, как попасть в кино, она отвечает: сначала надо попасть в институт, а потом еще умудриться попасть в государственный театр и уже там подружиться с людьми. Главный режиссер Карагандинского государственного театра им. К.С. Станиславского Большакова сыграла несколько ролей в популярных российских телесериалах, а до возвращения домой, в Темиртау, служила в Московском театре киноактера.

 

Ее отец Владимир Большаков внешне очень напоминал своего тезку Высоцкого, и тоже сам сочинял песни и исполнял их на гитаре. В жизни кем только не был - и водителем, и организатором джазового коллектива, а мечтал быть актером. Но в театральный институт не поступил. 


Актерский дар, понятно, Александра унаследовала от отца. Мама рассказывала - когда Сашеньке было 3,5 года, ее повели на новогодний утренник. Красивое платьице она надела с удовольствием, а вот валенки снимать отказалась наотрез. Потому что новые. На сцене девочка сделала все как надо - поздоровалась, стихи прочла, и тут баянист грянул «Валенки». Что тут началось! Кроха плясала, пела, да так чисто и звонко, что мамины сослуживцы посоветовали отдать ребенка в музыкальную школу. Саша сама выбрала специальность - скрипку, а в школу пошла не в семь лет, как все, а в пять. Мочи не было терпеть.


- В общеобразовательной школе жизнь тоже была кипучая и творческая, - рассказывает Александра Владимировна, - пионерия, комсомолия, КВН, конкурсы, где мне пригодились и музыка, и умение пародировать. Папа тоже это умел. Жаль, школы этой, 25-й, уже нет, снесли. Сердце болит, даже на встречу выпускников прийти некуда.


В нашей школе учился и Володя Дроздецкий, ныне директор Темиртауского ТЮЗа. Он и позвал меня в народный театр «Ровесник» в Доме пионеров. Мы бежали туда, уходить не хотели допоздна, до голодных колик - питались искусством. Сейчас, думаю, многим людям не хватает той юношеской искренности. Руководитель «Ровесника» Лариса Борисова сумела создать модель настоящего театра - кто-то отвечал за декорации, костюмы, кто-то за музыку и свет. Это была действительно большая школа, и мудрая наставница умела разглядеть способности своих учеников. Александре посоветовала режиссуру. 


- То, что одной лишь актерской доли мне недостаточно, я поняла в 25 лет, когда стала работать со школьниками, - продолжает Большакова. - Мне действительно есть чем поделиться, и это желание идет помимо меня. А тогда мне было девятнадцать - какая режиссура, я эффектов хочу!
- Поступали каждый год?
- В перерывах между поступлениями я окончила педагогическое училище в родном Темиртау. Потом поступать на актерский было уже поздно, девушек туда берут до 26 лет. А жизнь идет, вторгаются мужчины, делают тебе предложение, и ты думаешь - ах, черт побери, какой театр, может быть, я нашла свое большое счастье! Это тоже должно было случиться, эти волнительные ниточки любви… Когда пережила настоящую любовь, станешь играть - и не придется дергать за ниточки.


Вот, работаю я в детском саду, и меня приглашает директор ДЮЦ Темиртау, они молодцы, двигаются уже больше двадцати лет, из детского ТВ вырос телеканал «Сфера». В городе меня знают, я вела мероприятия, сначала приглашали по папиной памяти, потом себя показала. В ДЮЦ предложили открыть театральный класс, несмотря на отсутствие высшего образования. 
Набрала хорошую команду деток, сейчас многие ребята по стране разлетелись, кто-то окончил хореографический, кто театральный, кто художником стал. Сегодня этим театром «Богема» руководит моя ученица. Занимали места на конкурсах. И в 1997 году в моей жизни случился судьбоносный звонок. Позвонила из Твери Лариса Борисова: знаю, у тебя все хорошо, но меня назначили директором ДК, ты нужна мне здесь. У нее столько учеников, а она меня выбрала. Приятно.


Я уезжаю. Супруг со мной ехать не захотел, и вообще мы оказались разными людьми. Развелись - главное, без обид. И я без всяких проблем поступила в Московский институт культуры и искусства на режиссерский факультет, к Анатолию Шорохову. Он выпускник ГИТИСа, учился с Аллой Пугачевой. Да, о своем назначении я ему еще не сказала, ну уж он-то точно обрадуется.
- Как же вы все-таки попали в Московский театр киноактера?
- Прошла прослушивание, как все. У нас был список театров, мы показывали отрывки: берешь пару-тройку людей и идешь. Начали с этого театра. Так что он у меня оказался первый и последний. Помогла фактура - нужна была пухленькая, обаятельная, подвижная, Гундарева такая. 
Это необычный театр - не МХАТ, но я отношусь к нему с глубоким уважением. Во время войны всех актеров кино соединили в одном театре, он начинался с концертных фронтовых бригад. Здесь играли Алла Ларионова и Николай Рыбников, здесь начинала Людмила Гурченко. 


А в любом московском театре зарплата маленькая. Поступаешь - дают вторую категорию, первую дают тому, кто играет не меньше десятка больших ролей, высшая - для заслуженных и народных. Это удобная градация, она снимает многие вопросы. Но поэтому все и подрабатывают - преподают, работают на радио, ТВ. Я преподавала чуть-чуть, потому что ставила кино на первый план, хотела утонуть в нем. И задача потихоньку начала исполняться. 


В фильме «Кулагин и партнеры» сыграла главную роль в серии «Ребенок от звезды» - роль стервозного администратора этого артиста-звезды, его не показывали. После начались приглашения. Очень сложно начинать, сложно подстроиться под всех ассистентов и режиссеров. Нужно большое портфолио работ в кино или просто твоих фото. И фотографий требуются тысячи, чтобы достучаться до всех актерских агентств, а в Москве их больше трехсот. Представьте, сколько на это уходит денег! Стучась в двери, нарываясь на безапелляционные отказы, закаляешь характер. И, наверное, только так режиссер может найти действительно нужного ему артиста.


В сериал «Счастливы вместе» я попала благодаря Даше Сагаловой, с ней я познакомилась, а потом подружилась в театре. Она великолепная танцовщица, открыла свою школу танца в Москве, у нее огромный рейтинг, и всё благодаря роли Светки Букиной. 


Она мне говорит: «Саша, готовься, будут звонить». Кастинг на студии имени Горького, лежат мои фото, со мной разговаривают профессионалы, сделали фотопробы, грим, костюм... Пьем чай - говорят, утвердили на роль подруги мамы Светки Букиной, съемка через три дня. Сценарий передадут, договор подписали: 500 долларов за съемочный день. 


Я не играла леди Макбет, не сыграла мою любимую Гертруду. Но и сериалы - это тоже опыт. Это счастье - попасть в такой сложный профессиональный процесс, отлаженный, выстроенный. Я периодически снималась в «Счастливы вместе» пять лет, и всегда к нам относились с большим уважением. Это когда режиссер или ассистент не говорит: «Эпизодники!» или «Массовка!», а говорит: «Приглашаются актеры массовых сцен». Я видела и много хамства, есть съемки, о которых и вспоминать не хочу. Ну и ладно, это тоже опыт.


- Наверное, среди популярных артистов тоже немало хамов?
- Великие все разные. Жизнь актера в Москве сложная - бывает, ночуешь на съемочной площадке, завтракаешь там, идешь на утреннюю репетицию. Все организовано - дают завтрак, обед и ужин, и всегда есть «кинокорм» - кофе и что-нибудь сладкое, чтобы подпитаться глюкозкой. Не всегда полезная, но сытная еда. А ночная смена - это двойная оплата и двойное внимание.


Зато актерам некогда думать о грустном - каждый день ты занят плотными репетициями, занятиями по вокалу, хореографии, пластике, фехтованию, Москва кипит антрепризами и телешоу. Плакать некогда. Напряженный график изматывает, но можно отдохнуть в период простоя. Звезды же всегда живут в сумасшедшем ритме, и их капризы оправдывают все, от режиссеров до костюмеров. Не все звезды ранимые люди, это как в «Волшебнике Изумрудного города» - есть и Страшила, есть и Дровосек. Или ассистент по кастингу. Это твоя добрая фея-крестная. Идет разговор об актрисе, ассистенты общаются друг с другом, и твое фото плавает по Москве.


- Чем темиртауская Золушка охмуряла фею?
- Честно - двадцатью процентами от гонорара. Зато «Мосфильм» подарил мне работу в «Громовых», я снялась еще в «Возвращении Турецкого». Пусть роли там небольшие, в сериалах у меня всего четыре большие роли, но как прогремели эти сериалы!
- А в театре? Тоже гремели?
- Было много ролей, все запали в душу, и мелкие нравились, потому что главное - у кого работаешь. Легкая актерская слава пришла ко мне после Феклы в «Морозко », в кино ее зовут Марфа, и Мачехи в мюзикле «Золушка».


- Мечты сбылись. Почему же вы вернулись?
- Отвечу так: мне нужно было вернуться, и уехать обратно в Москву я очень хочу, но не могу. Без кино, конечно, трудно. А тем, кто мечтает, советую - пусть близкие или недруги сомневаются в вас, пусть эти сомнения передались и вам, трудно в любые времена. Главное - позитивный настрой в сердце: я искренне люблю то, чем занимаюсь, и искренне верю, что мои дела принесут хороший урожай, и людям со мной приятно. Все, что я делаю, - во имя добра. Тогда беритесь за дело и никого не слушайте. Мечтаете о путешествии, но нет денег - займите! Мечтаете стать известным - станете. Мечты сбываются.


- Питер Пен - тоже мечта?
- Это из детских снов. С любимой куклой или книжкой трудно расстаться, и мама в детстве мне замечательно рассказывала эту сказку. Я пишу сама, в том числе и музыку, аранжировщики превращают ее в ходы и номера, от увертюры до финальной пьесы. И получился добрый, смешной спектакль в студии, которую я открыла по приезде из Москвы. 


В 2012 году меня нашли добрые люди из школы искусств имени Жубановой: есть театральный класс, нужен педагог. Для Темиртау мои достижения много значат, и пришло более 80 ребят. Набралось пять классов, начала работать, преподавать историю искусств, историю театра. Между лекциями - актерское мастерство. 


А сценарии надо разрабатывать, глядя на способности детей. Не было бы у меня «Питера Пена», если бы не пришел замечательный мальчишка Вова Кохан. Хулиган, да еще и универсальный: и поет, и танцует, и фехтует. К нему, как бусинки, нанизалась вся команда. 


Я заняла всех детей - в спектакле более 24 персонажей, дети за костюмы отвечали и так далее, всем нашлось дело. Весь город наш спектакль увидел, всем понравилось. И я стала отсылать видео на международные детские конкурсы. Выбирала такие, где участвуют полупрофессиональные коллективы, ведь моих деток и какой-нибудь самодеятельный клуб никак нельзя сравнивать. Когда соперники равные, интересно. 


Подошел конкурс «Детское сияние» в Париже. Представьте, 10 метров от Эйфелевой башни, действо происходит на корабле, на Сене. Мы взяли «Гран-при», мы просто убили их фехтованием! Член жюри, огромный дядька - оперный певец, подскочил от восторга. Рядом сидел человек от спорта и туризма, из Олимпийского комитета, потому что было много жанров, в том числе и цирковой. Говорит, что мы показали французскую школу фехтования: удар - сопротивление-приветствие, такого нет даже во французских театрах, а ваш Питер Пен дерется ножом, а Джеймс Крюк работает и крюком и шпагой. 


Двенадцать дней в Париже, потом евротур по Польше, Германии и Чехии. Нас заметили и пригласили в мае 2015 года на конкурс в Вероне. Парижское «Гран-при» - тысячу евро, мы решили потратить на Италию. Туда возили другую постановку. Я очень люблю диснеевские мультики и сделала по ним спектакль «Заколдованный бал принцесс Уолта Диснея». 


- Было ли для вас неожиданным приглашение возглавить творческую часть нашего театра?
- Это была полная неожиданность. Я пришла договориться о постановке, выбрали «Безымянную звезду», и всё сошлось - пьеса и люди. А потом меня пригласили на эту должность.


- Что в планах?
- Идей много. Будем ставить зарубежную классику. Мне интересны те пьесы, где я сама хотела бы сыграть роль, выбрала «Ночь ошибок» Оливера Голдсмита. Непростая история - восемнадцатый век, Англия, замок, кареты, хулиганство, чудный английский юмор… Для детей хочется поставить роскошную восточную «Шахерезаду» с песнями и танцами. И еще хочу поставить во взрослом театре «Питера Пена».
- С праздником вас и творческих удач!

 

Фото: Линара ГАЛИМОВА

Автор: Ольга МООС

Индустриальная Караганда

>