1

Предчувствие свободы

 

8 апреля в Государственном русском академическом театре им. К.С. Станиславского состоится премьера спектакля «Где? В Караганде!». Название уже интригует, что вовсе не удивительно - редко театрам выпадает удача поставить спектакль на местном материале. А если еще учесть наш ярый карагандинский патриотизм, понятно: грядущее событие вызывает большой интерес, в том числе и у наших читателей. Для журналистской братии апрельская премьера тоже повод к проявлению профессионального любопытства. Ведь автор пьесы - председатель Карагандинского отделения Союза журналистов Казахстана, главный редактор «Индустриальной Караганды» Владимир Рыжков.

 

Хоть и говорят, что журналистика - это литература на скорую руку, шаг от журналиста до писателя для огромного большинства становится непреодолимым. От журналиста до драматурга, думаю, не ближе… Хотя драматург уже на стадии постановки спектакля становится участником единой команды, к чему Владимиру Ивановичу не привыкать. Ради общего дела он изменил своему принципиальному правилу хорошего тона для главного редактора - не сообщать о своих достижениях со страниц газеты, которой руководит. Но все участники проекта, в данном случае театрального, обязаны работать на его успех. Обязывает еще и то, что спектакль включен в план мероприятий к 80-летию Карагандинской области.

 

А мой первый вопрос о том самом заветном шаге.
- Все корни лежат в прошлом году, он был для меня достаточно плодотворным, - отвечает автор пьесы. - Вышла книга моих журналистских приключений «От вашего собкора», которая была достаточно хорошо принята моими коллегами. Потом я написал повесть «И тогда он проснулся...», но публиковать ее не стал. По мотивам повести решил сделать пьесу. Спектакль на сегодня условно называется «Где? В Караганде!», на этом настоял режиссер Андрей Кизилов. Название пьесы было «Интервью с говорящим слоном».


Что подвигло заняться в принципе несвойственным для меня ремеслом? Я журналист до мозга костей и много лет занимаюсь этим делом. Драматургия была в стороне, хотя иногда к ней тянуло, в молодости были попытки написать пьесу, остались черновики... Но здесь материал сложился сам собой.


- Постановщик определил жанр спектакля как «спектакль-репортаж». О чем этот репортаж?
- Это действительно одно большое сквозное действие о командировке молодого журналиста в Караганду в конце восьмидесятых. Но пьеса многослойная, полифоническая. Прежде всего нужно понимать то время и что представляла собой Караганда. А это было время предчувствия каких-то перемен, которые общество еще не понимало до конца. Предчувствие, желание по крайней мере какой-то свободы в Караганде - в том городе, где особенно остро воспринимается слово «свобода». Здесь был Карлаг и жили удивительные люди со всех больших и малых городов нашей страны. Жили не потому, что им нравился наш климат, а потому, что их сослали, - честных, талантливых, безвинных на эту землю, и здесь они прожили не год-два, а некоторые свою жизнь до конца.


Мне хотелось в какой-то мере отдать дань памяти этим людям. Для меня слово «свобода» и эти люди очень тесно связаны между собой. Еще в пьесе есть большой эпизод о восстании в Темиртау, о котором в ту пору, впрочем, как и о Карлаге, никто не говорил. Писать журналистам об этом запрещалось, в архивах материалы было не добыть. Молодой журналист, приехавший делать интервью с говорящим слоном, был крепко втянут в этот круговорот событий, в ауру этого города.
Этому способствовали его любопытство, его честность и ко всему талант. Жил он себе и жил, любил, гулял… А здесь оказался на грани.


- И тогда он проснулся?
- Да. Начал делать для себя выводы, чем, понятно, заинтересовались органы. И встал перед главным жизненным выбором - стоит ли заниматься этой продажной журналистикой, коррумпированной властью? И это первый вопрос. Второй - чисто житейский, потому что в пьесе есть большая любовная линия: оставаться ли в благополучной Алма-Ате, где было все сладко и хорошо, или уехать в этот город, ставший для него открытием.


- Караганда в свое время поразила и вас?
- Я живу здесь уже более сорока лет. А первое впечатление было сильное: рабочий город, «подкрашенные» глаза шахтеров в автобусах, рабочие компании у пивных. Это было ясно и понятно для тех, кто живет в Караганде. Потом и я понял, что это стиль жизни рабочего города, и у его жителей есть свои тайны, своя аура, истории, для меня непонятные, и я должен их узнать. За эти годы я много чего узнал, хотя не все тайны открылись и мне. Но что-то я понял.


- До премьеры остались считанные дни. Волнуетесь?
- Я очень волнуюсь. Мы об этом говорили с режиссером. Это уникальный спектакль в том смысле, что его будут смотреть люди, которые являются героями всех этих историй. Невыдуманные герои, потому что все события подлинные, и в зрительном зале будут сидеть ветераны, их дети и внуки, для которых эти истории стали уже семейными преданиями. 
Передо мной как драматургом, перед постановщиком, актерами большая ответственность - донести до такого зала этот высокий смысл. 
И вот еще что для меня важно. Сегодня, и я говорил об этом не раз, Карагандинская область на общем фоне тех успехов, которые есть в стране, занимает не лучшие позиции. По разным причинам. И вроде слава Караганды, как главного оплота индустрии, мощного культурного центра в свое время, померкла, потускнела... Я с этим не согласен, и хочу этим спектаклем взбудоражить своих земляков: мы живы, и слава Караганды тоже жива. Не нужно сдаваться, а нужно идти вперед - работать, творить. Это важно. Это нужно.

 

26 марта 2016 года 700

Автор: Ольга МООС

Индустриальная Караганда

>