Трудно ли было сыграть журналиста и воссоздать реалии советской Караганды, рассказал молодой актер (ФОТО)

 

КАРАГАНДА. КАЗИНФОРМ - В Караганде репертуар русского драматического театра им. К. Станиславского пополнился постановкой о родном крае. Спектакль так и называется: «Где? В Караганде!», и постановка приурочена к 80-летию области.

 

Особенность в том, что и автор пьесы местный - журналист Владимир Рыжков, главный редактор областной газеты «Индустриальная Караганда». Он обозначил жанр «пьеса-репортаж», а в основу положены реальная история, реальные события, о которых писали журналисты.

 

Все начинается с того, что из Алматы в Караганду одна из республиканских газет командирует корреспондента Андрея Байжанова (актер Антон Звонов) с заданием написать о говорящем слоне Батыре. В гостинице приезжий журналист становится свидетелем скандала с певцом Михаилом Муромовым и пишет фельетон «Опасные гастроли», который опубликовала областная газета.

 

А далее столичный гость открывает для себя трагическую историю Карагандинского края, собирая рассказы о Карлаге и Темиртауском бунте 1959 года. «Это - уникальная штука. Это не Шекспир, не Мольер, не Чехов. Здесь все связано с Карагандой, с людьми, которые здесь живут.

 

В этом заключается главная идея. Никто никогда не писал такого. Работа над спектаклем доставила удовольствие», - отметил режиссер-постановщик Андрей Кизилов. На премьеру спектакля пригласили ветеранов-карагандинцев, живых свидетелей истории.

 

Авторы и актеры с волнением ждали оценки первых зрителей. Корреспондент МИА «Казинформ» побеседовал с 23-летним исполнителем главной роли Антоном Звоновым.

 

- Были сложности с перевоплощением в журналиста того периода, когда тебя еще не было на свете?

 

- Сыграть журналиста было легче, чем сыграть то время, ведь оно было не простое. Хотя 80-е годы - это уже совсем не то, что 30-е, 50-е. То время, мне кажется, играть было бы гораздо сложнее. А так - наша профессия несколько близка с журналистикой, обе связаны с творчеством. Журналисты ищут, читают, и мы, актеры, всегда находимся в поиске - материала, образов, времени. А так, конечно, было довольно сложно, потому что и нравы, манеры нашего времени отличаются от прошлого. Тогда все как-то было чище, выше, чем сейчас - и в чувствах людей, и во взаимоотношениях, в отношении к стране, к своей работе. Мне кажется, сейчас надо больше работать над воспитанием патриотизма, и знание истории в этом поможет.

 

- На твой взгляд, этот спектакль будет способствовать расширению познаний об истории Караганды?

 

- Во-первых, выстреливает название спектакля «Где? В Караганде!». И, думаю, оно будет притягивать не только старшее поколение. Это же известный афоризм, которому даже имеется памятник, поэтому, мне кажется, будет привлекать молодежь - удовлетворить интерес, что внутри. А подспудно и проникнуться историей. Ведь далеко не все мои ровесники-сверстники знают, что у нас есть Долинка, где располагалась администрация Карлага, что было восстание рабочих в Темиртау.

 

- Меня тоже несколько удивило, что даже некоторые коллеги о Темиртауском бунте впервые узнали из спектакля. А ты сам открыл для себя что-то новое?

 

- Про Темиртау я все знал. Я родился в этом городе и сейчас живу. Мой дедушка был свидетелем восстания, ему тогда было 13 лет. Он все помнит и рассказывал мне, когда я еще был маленьким. Подростки, в их числе и мой дед, во время бунта носили еду на завод. Там рабочих закрыли и держали под конвоем, потому что боялись, что мужики встанут и пойдут в общую массу протеста. Когда начали репетировать, я попросил деда рассказать подробнее. Он вспомнил, как военные заезжали, как стреляли, что было после восстания. Как после разграбления универсама деревья на улице были увешаны тканями. Валялись манекены, какие-то товары. Понятно, что ценное растащили сразу, а то, что показалось не нужным, раскидали. А в Долинке в то время бабушкина тетя работала телефонисткой. Родные рассказывали, что именно она принимала телефонограмму о том, чтобы солдат оттуда перекинули в Темиртау.

 

Про репрессии знаю. В нашей семье были репрессированные. Может быть, в силу этих знаний было легче пропустить через себя трагедию тех времен. Про говорящего слона Батыра знал. Но сказать, верю-не верю, не могу. Потому что и легендами обросло. Кто-то говорит, что он целые предложения выдавал.

 

- А с журналистами во время подготовки к спектаклю не довелось поближе пообщаться?

 

- Желание было, но времени не хватило. Как уже сказал, для меня большей задачей было попасть во время. С журналистикой чуть-чуть знаком, недолго работал диктором на радио в Темиртау. Немного варился в этой каше. В этом спектакле все собирательно: и время, и образы - журналиста, секретаря обкома партии, КГБшника. Когда прочитал сценарий, роль показалась легкой.

 

Но, чем больше погружался, тем сильнее переживал. Признаюсь, минут за 10 до премьеры вообще начало трясти. Потому что понимал, что в зале сидят карагандинцы, многие - очевидцы того времени, и тут надо не оплошать.

 

Но открылся занавес, и вся нервная дрожь сразу куда-то ушла. А вообще спектакль очень затратный психологически, эмоционально. Это не так, когда играешь какую-то зарубежную постановку. Здесь груз ответственности перед зрителями-земляками, потому что очень хочется, чтобы карагандинцы поверили.

 

- Спасибо за беседу. Желаем совершенства мастерства, успеха во всех ролях.

 

P/S: В спектакле основной декорацией является большой журналистский блокнот, страницы которого перелистываются с одной на другую. Этот ход придумал художник-постановщик Игорь Баграмов, чтобы создать атмосферу репортажа и в одну нить воссоединить около двух десятков мест действия. Вдобавок, во время всего спектакля на экране мелькают фотографии старой Караганды.

 

 

 

Трудно ли было сыграть журналиста и воссоздать реалии советской Караганды, рассказал молодой актер (ФОТО)

 

 

 

15 Апреля 2016

Автор: Валентина Елизарова

inform.kz

1 490

Полезные ресурсы